Нейман джон

Принцип построения и работы ЭВМ фон Неймана

Заносимые в память команды (программа) содержат информацию о необходимом действии и адреса требуемых данных. Также вводятся идентификатор ячейки для введения память результата (если нужно).

АЛУ отвечает за исполнение команды. Итог операции отправляется в память или на вывод. ВЗУ сходно с устройством вывода тем, что используется для недолгого хранения параметров. Только содержит информацию в непонятном для оператора формате. Исключительно для машины.

Если кратко, основной функцией АЛУ является поддержка незатейливых действий: арифметических, логических, перемещением данных. Еще анализируется результат. Решения по анализу принимаются УУ.

УУ предназначено для отправки указаний непосредственно отдельным деталям и получения от них подтверждений. Следит за очередностью выполнения команд и за их исполнением вообще.

Вторая мировая война

К концу 1930-х фон Нейман приобрел опыт в области взрывов и стал известен как ведущий специалист в области математики кумулятивных зарядов. Позже, когда началась Вторая мировая война, он решил вступить в армию Соединенных Штатов, но получил отказ из-за своего возраста.

Вместо этого, из-за его опыта в математике кумулятивных зарядов, его пригласили работать консультантом в ряде военных проектов. Затем в конце 1943 года его пригласили присоединиться к Манхэттенскому проекту.

На Манхэттене Нойман в основном работал над взрывными линзами, которые способны сжимать плутониевое ядро ​​«Fat Man», ядерной бомбы, сброшенной на Нагасаки. Он не только представил концепцию, но и внес свой вклад в ее дизайн. Позже, когда была создана комиссия для выбора целевых городов, в нее был включен Нейман.

Кроме того, он также курировал расчеты, касающиеся воздействия взрыва бомбы, например, предполагаемый размер взрыва, ожидаемое число погибших, расстояние, на котором бомба должна быть обозначена для максимального эффекта и т. д.

Как работает машина фон Неймана

Машина фон Неймана состоит из запоминающего устройства (памяти) — ЗУ, арифметико-логического устройства — АЛУ, устройства управления – УУ, а также устройств ввода и вывода.

Программы и данные вводятся в память из устройства ввода через арифметико-логическое устройство. Все команды программы записываются в соседние ячейки памяти, а данные для обработки могут содержаться в произвольных ячейках. У любой программы последняя команда должна быть командой завершения работы.

Команда состоит из указания, какую операцию следует выполнить (из возможных операций на данном «железе») и адресов ячеек памяти, где хранятся данные, над которыми следует выполнить указанную операцию, а также адреса ячейки, куда следует записать результат (если его требуется сохранить в ЗУ).

Арифметико-логическое устройство выполняет указанные командами операции над указанными данными.

Из арифметико-логического устройства результаты выводятся в память или устройство вывода. Принципиальное различие между ЗУ и устройством вывода заключается в том, что в ЗУ данные хранятся в виде, удобном для обработки компьютером, а на устройства вывода (принтер, монитор и др.) поступают так, как удобно человеку.

УУ управляет всеми частями компьютера. От управляющего устройства на другие устройства поступают сигналы «что делать», а от других устройств УУ получает информацию об их состоянии.

Управляющее устройство содержит специальный регистр (ячейку), который называется «счетчик команд». После загрузки программы и данных в память в счетчик команд записывается адрес первой команды программы. УУ считывает из памяти содержимое ячейки памяти, адрес которой находится в счетчике команд, и помещает его в специальное устройство — «Регистр команд». УУ определяет операцию команды, «отмечает» в памяти данные, адреса которых указаны в команде, и контролирует выполнение команды. Операцию выполняет АЛУ или аппаратные средства компьютера.

В результате выполнения любой команды счетчик команд изменяется на единицу и, следовательно, указывает на следующую команду программы. Когда требуется выполнить команду, не следующую по порядку за текущей, а отстоящую от данной на какое-то количество адресов, то специальная команда перехода содержит адрес ячейки, куда требуется передать управление.

Природа играет в кости

Фон Нейман неоднократно выражал озабо­ченность тем, что математика держится в стороне от экспоненциального роста проблем и идей в физических нау­ках, и стремился восстановить престиж и ведущую роль математики в формировании мышления современных физиков-теоретиков.

Цикл его работ по математическому обоснова­нию квантовой механики открыла статья «Об основаниях квантовой механики» (1927), написанная фон Нейманом совместно с Давидом Гильбертом и Лотаром Нордгеймом. В основу ее была положена лекция об успехах квантовой теории, про­читанная в зимний семестр 1926/27 года Гильбертом. Наиболее существенная часть математических формулировок и доказательств, приведен­ных в статье, принадлежала фон Нейману.

Статья Гильберта, Нордгейма и фон Неймана стала прологом к циклу из семи работ по математическому обос­нованию квантовой механики, выполненных фон Нейма­ном в 1927–1929 годах. В обобщенном варианте они были изложены в его монографии «Математические основы квантовой механики», вышедшей в 1932 году в знаменитой «желтой серии» издательства Шпрингера.

Оценивая через много лет значение книги фон Неймана для всего круга проблем, связанных с математическим обос­нованием квантовой механики, Станислав Улам писал: «Помимо огромной дидактической ценности этого труда, излагав­шего идеи новой квантовой теории в форме, отвечающей умонастроению математиков и способной пробудить их профессиональный интерес, он представляет собой вклад в науку, имеющий бесспорно первостепенное значение, если рассматривать его как рациональное изложение фи­зической теории, основанной, как первоначально считали физики, на отнюдь не тривиальных и далеко не очевидных соображениях».

 Статистическая природа квантово-механических утверждений, по фон Нейману, следует из первых принципов теории, в частности из представ¬ления квантово-механических величин операторами в гильбертовом пространстве состояний

По фон Нейману, состояния физических систем описы­ваются векторами в гильбертовом пространстве, а изме­римые физические величины (положение, импульс, энер­гия и т. д.) — действующими на эти векторы неограничен­ными эрмитовыми операторами. Операторная формулировка квантовой механики позво­лила фон Нейману подвести прочную основу под статисти­ческую интерпретацию квантово-механических утверждений. Исход измерения физической величины, производимого над системой, которая находится в определенном квантовом состоянии, по фон Нейману, описывается распределением вероятностей, зависящим от вектора этого состояния и спектрального разложения оператора измеряемой величи­ны.

Формула для распределения вероятностей результатов измерения — математический парафраз статистической ин­терпретации квантовой механики, предложенной в 1926 году Максом Борном. Именно эта формула послужила для фон Неймана толчком к построению всей квантовой механики на теоретико-вероятностной основе, осуществленному в работе, которая так и называлась: «Теоретико-вероятност­ное построение квантовой механики» (1927).

Значимость вклада, внесенного фон Нейманом в мате­матическое обоснование квантовой механики, тем более велика, что в «героический период» ее становления статисти­ческая интерпретация квантово-механических утверждений вызывала у многих физиков ностальгию по утраченному детерминизму. Они не верили в «бога, играющего в кости», как говорил Эйнштейн. «Классически» мыслящие физики надеялись, что и квантовая механика станет детерминистской теорией, если будут учтены «скрытые параметры», описыва­ющие состояние наблюдателя. Не случайно Макс Борн был удостоен Нобелевской премии за статистическую интерпретацию квантовой механики много позднее других созда­телей новой теории.

Статистическая природа квантово-механических утверждений, по фон Нейману, следует из первых принципов теории и, в частности, из представ­ления квантово-механических величин операторами в гильбертовом пространстве состояний.

Институт высших исследований в Прин­стоне

princeton.edu

Создатель JOHNNIAC

В 1942 году фон Нейман получил предложение работать на ВМС США. Согласившись, он приступил к разработке методов оптимального бомбометания, совершая поездки в Англию и участвуя в научных экспериментах. Одним из реальных примеров помощи фон Неймана флоту был следующий: моряки сомневались, есть ли надобность оборудовать торговые суда зенитными установками, ведь за время войны ни один вражеский самолет не был сбит таким образом. Тем не менее ученым удалось доказать, что даже знание о наличии таких орудий на торговых судах резко уменьшало вероятность и точность их обстрелов и бомбежек, а потому было полезно. Теория исследования операций, на основе которых делался этот вывод, занималась также решением проблем охраны и комплектования военных конвоев, выбором маршрутов, длительностью артподготовки и многим-многим другим.

Находясь в Англии, фон Нейман встретился с Тьюрингом, недавно возвратившимся из Принстона. На родине Тьюринг разработал устройство, позволявшее расшифровывать секретные сообщения, которые передавались кораблями германских ВМС с помощью машины под названием «Энигма». Фон Нейман, узнав об этом, писал: «Я крайне заинтересовался вычислительной техникой», — и это нашло свое отражение в его дальнейшей работе.

В середине 1943 года фон Нейман неожиданно получил распоряжение прервать свой визит в Англию и срочно вернуться в Штаты. Он должен был принять участие в секретном проекте, целью которого было создание первой в мире атомной бомбы.

Фон Нейман был приглашен как эксперт в области нелинейной физики гидродинамики и ударных волн, знания в которой он уже применил в Британии. В Лос-Аламосе фон Нейман работал над методом имплозии для получения критической массы делящегося вещества, который был использован в первой бомбе «Толстяк», сброшенной на Нагасаки.

 В Лос-Аламосе фон Нейман работал над методом имплозии для получения критической массы делящегося вещества, который был использован в первой бомбе «Толстяк», сброшенной на Нагасаки

Параллельно Нейман участвовал в работах по созданию первых ЭВМ. Начиная с 1944 года он внес ряд важных идей в конструкцию компьютера ENIAC армии США, разработанного Дж. Преспером Эккертом-младшим и Джоном В. Мохли. Фон Нейман сразу же распознал возможности, заложенные в этой машине, и понял, как их можно использовать оптимальным образом. Как писал об этом конструктор ENIAC Артур Бёркс, «фон Нейман посетил нас, когда мы строили эту машину, и сразу же заинтересовался ею. Он показал, как можно модифицировать машину, чтобы сильно упростить ее программирование».

В создании следующей машины, EDVAC (электронный автоматический вычислитель с дискретными переменными), фон Нейман принял гораздо более активное участие. Он, в частности, разработал подробную логическую схему машины и предложил ряд инженерных решений.

Алан Тьюринг — английский математик, логик, криптограф, оказавший существенное влияние на развитие информатики

nj.com

Фон Нейману принадлежит предложение использовать в качестве элементов памяти не линии задержки, а электронно-лучевые трубки. Предложение было встречено со скепсисом, но первые же испытания подтвердили правоту фон Неймана, и тот начинает вынашивать замысел новой вычислительной машины с памятью на электронно-лучевых трубках. Планы фон Неймана недолго оставались на бумаге. Задуманная им машина была построена под руководством Джулиана Бигелоу в Институте высших исследований. Машина приобрела широкую известность под названием JOHNNIAC — в честь фон Неймана. Именно JOHNNIAC позволила осуществить важные расчеты при создании водородной бомбы, превосходившие по своему объему все, что когда-либо было сосчитано человечеством.

С момента задумки и до полного завершения работа над новой вычислительной машиной заняла шесть лет — с 1946 по 1953 год. Предполагалось, что она будет намного меньше громоздкого ENIAC, занимающего целый этаж.

К сожалению, после смерти ученого разработка компьютера, к которому руководство Института перспективных исследований изначально относилось, мягко говоря, прохладно, совсем прекратилась. Сам JOHNNIAC, который планировалось перевезти в Принстонский университет, был в итоге передан Национальному музею при Смитсоновском институте.

Джулиан Бигелоу, Герман Гольдштейн, Роберт Оппенгеймер и Джон Фон Нейман перед машиной MANIAC

medium.com

Биография

Янош фон Нейман был старшим из трех сыновей преуспевающего будапештского банкира Макса фон Неймана. Позже, в Цюрихе, Гамбурге и Берлине, Яноша называли Иоганном, а после переезда в США — Джоном (дружески — Джонни). Фон Нейман был продуктом той интеллектуальной среды. из которой вышли такие выдающиеся физики, как Эдвард Теллер, Лео Сциллард, Денис Габор и Юджин Вигнер. Джон выделялся среди них своими фенеменальными способностями. В 6 лет он перебрасывался с отцом остротами на древнегреческом, а в 8 освоил основы высшей математики. В юные годы Янош занимался дома со специально приглашенными педагогам, а в возрасте 10 лет поступил в одно из лучших учебных заведений того времени — лютеранскую гимназию. Еще в школе фон Нейман заинтересовался математикой. Гения в фон Неймане распознал преподаватель математики Ласло Ратц. Он и помог ему развить его дарование. Ратц ввел фон Неймана в небольшой, но блестящий кружок будапештских математиков того времени, который возглавлял духовный отец венгерских математиков Липот Фейер. Помогать фон Неймону было поручено ассистенту Будапештского университета М. Фекете: а общее руководство взял на себя выдающийся педагог: профессор Йожеф Кюршак

Атмосфера универсиета и беседы с математиками и внимание со стороны Фейера помогло сформироваться фон Нейману как математику, также как изучение университетских курсов. К моменту получения аттестат зрелости Янош фон Нейман пользовался у математиков репутацией молодого дарования

Его первая печатная работа была написана совместно с М. Фекете «О расположении нулей некоторых минимальных полиномов»(1921) вышла в свет, когда фон Нейману было 18 лет. Вскоре фон Нейман окончил гимназию. Макс фон Нейман не считал профессию математика достаточно надежной, способной обеспечить будущее сына. Он настоял на том, чтобы Янош приобрел еще и профессию инженера-химика. Поэтому Янош поступил в Федеральную высшую техническую школу в Цюрихе, где изучал химию, и одновременно на математический факультет Будапештского университета. Благодаря такому совмещению, у него было свободное посещение лекций, поэтому он появлялся в Будапеште только в конце семестра, для сдачи экзаменов. Потом он уезжал в Цюрих или Берлин, но не для того чтобы изучать химию, а для подготовки к печати своих работ, бесед с коллегами-математиками, посещения семинаров. Фон Нейман считал, что о этот период он очень много узнал у двух математиков: Эрхарда Шмидта и Германа Вейля. Когда Вейлю поднадобилось отлучиться во время семестра, то чтение курса за него продолжил фон Нейман.

Принципы фон Неймана

  1. Использование двоичной системы счисления в вычислительных машинах. Преимущество перед десятичной системой счисления заключается в том, что устройства можно делать достаточно простыми, арифметические и логические операции в двоичной системе счисления также выполняются достаточно просто.
  2. Программное управление ЭВМ. Работа ЭВМ контролируется программой, состоящей из набора команд. Команды выполняются последовательно друг за другом. Созданием машины с хранимой в памяти программой было положено начало тому, что мы сегодня называем программированием.
  3. Память компьютера используется не только для хранения данных, но и программ. При этом и команды программы и данные кодируются в двоичной системе счисления, т.е. их способ записи одинаков. Поэтому в определенных ситуациях над командами можно выполнять те же действия, что и над данными.
  4. Ячейки памяти ЭВМ имеют адреса, которые последовательно пронумерованы. В любой момент можно обратиться к любой ячейке памяти по ее адресу. Этот принцип открыл возможность использовать переменные в программировании.
  5. Возможность условного перехода в процессе выполнения программы. Не смотря на то, что команды выполняются последовательно, в программах можно реализовать возможность перехода к любому участку кода.

Самым главным следствием этих принципов можно назвать то, что теперь программа уже не была постоянной частью машины (как например, у калькулятора). Программу стало возможно легко изменить. А вот аппаратура, конечно же, остается неизменной, и очень простой.

Для сравнения, программа компьютера ENIAC (где не было хранимой в памяти программы) определялась специальными перемычками на панели. Чтобы перепрограммировать машину (установить перемычки по-другому) мог потребоваться далеко не один день. И хотя программы для современных компьютеров могут писаться годы, однако они работают на миллионах компьютеров после несколько минутной установки на жесткий диск.

Послевоенный период

В послевоенный период Нейман начал работать консультантом как в правительстве, так и в промышленности. Фактически, он приступил к этой работе еще до окончания войны. В 1944 году, например, он работал с армией США, внося важные идеи в разработку компьютера ENIAC с проводным подключением.

Позже он работал консультантом в RAND Corporation, аналитическом центре, отвечающем за планирование ядерной стратегии для ВВС США. В этом качестве он поддерживал создание водородных бомб. Примерно в 1950 году он также выступал за ядерный удар, чтобы уничтожить ядерный потенциал Советского Союза.

В 1954 году Нейман был избран членом Комиссии по атомной энергии. Он служил в этом качестве до 1956 года. В течение этого периода он работал над разработкой политики ядерного сдерживания для администрации президента Дуайта Дэвида Эйзенхауэра.

Принстонский университет, США

В 1930 году Нейман стал приглашенным лектором в Принстонском университете. Некоторое время спустя он начал работать над теорией колец операторов с целью разработки математической техники, подходящей для квантовых явлений. Работа заняла почти десятилетие, и теперь она известна как «алгебры фон Неймана».

В 1931 году он был назначен профессором. Теперь он начал писать серию статей, в которых внес фундаментальный вклад в квазиэргодическую теорию.

Однако как профессор математики он не пользовался большой популярностью у студентов. Это произошло потому, что они не могли угнаться за ним, и им было трудно следовать его плавным линиям мыслей. Он писал слишком быстро и стер это прежде, чем его ученики смогли скопировать.

В 1933 году в Принстоне был основан Институт перспективных исследований. Нейман стал одним из шести первых профессоров математики в институте и занимал эту должность на протяжении всей своей жизни. В том же году он стал соредактором «Анналов математики».

До 1933 года каждое лето он возвращался в Германию, где сохранял свою академическую позицию. Однако с усилением нацистов в Германии он счел благоразумным уйти в отставку и навсегда переехал в Принстон.

В 1935 году он стал соредактором Compositio Mathematica. Одновременно он также работал соредактором Annals of Mathematics и занимал обе эти должности до своей смерти.

В 1937 году он стал гражданином Соединенных Штатов Америки. Примерно в это же время он также преобразовал свое имя на английский язык в Джон и добавил фон Неймана как признак немецкого благородства.

С 1937 по 1939 год фон Нейман сосредоточился на теории решеток, в которой он провел абстрактное исследование размерности в дополненных модульных топологических решетках, а позже основал на ней область непрерывной геометрии.

Принципы Джона фон Неймана

Ученый был специалистом широкого профиля, но в историю вошел как создатель новационной архитектуры компьютера. Радикально нового с тех пор не придумали.

Понятие «архитектура» означает необходимую организацию «железа» и программ для оптимального решения задач. При этом учитываются финансовые затраты, область приложения, функционал, комфортность в работе.

Не стоит путать со «структурой». Последняя не столь глобально описывают внутренние связи. Уточняет взаимодействие деталей устройства.

Идея возникла, когда фон Нейман занялся анализом недостатков первой электронной машины ENIAC (1944 г.). Сделанные ранее в Германии образцы были электромеханическими, на реле.

Концепция создания усовершенствованной ЭВМ EDVAC была представлена в 1946 г. Новшество заключалось в следующем:

  1. Утверждается двоичная система счисления как наиболее логичная и простая для реализации в компьютере. В дальнейшем нововведение дало возможность работать не только с цифрами, но и с текстами, графикой, видео / звуком.

  2. Для проведения операций используется программа, включающая выполняемые одна за другой команды. Последняя в последовательности сигнализирует об окончании процесса. В нашем понимании – это программирование.

  3. Программы и данные размещаются в памяти ЭВМ, преобразовываясь в двоичный код (см. п. 1). Производимые над ними операции схожи, соблюдается однородность. Машина самостоятельно корректировала программу сообразно запрошенным операциям.

  4. Ячейкам памяти присваиваются конкретные адреса. Таким образом вводятся переменные.

  5. Команды могут исполняться не только последовательно, но допускается переход с соблюдением условия. Так, например, может запускаться циклическая обработка данных.

Качественным улучшением по сравнению с ЭНИАКом стала легкость загрузки программ. Последние больше не являлись компонентом устройства и без труда менялись. 

Теория автоматов и кибернетика

В конце 1940-х, накопив колоссальный практиче­ский опыт в создании быстродействующих вычислитель­ных машин, фон Нейман приступил к созданию общей ма­тематической (или, как предпочитал называть ее сам фон Нейман, логической) теории автоматов.

В планы фон Неймана входило создать систематическую теорию, математическую и логическую по форме, которая упорядочила бы понятия и принципы, касающиеся струк­туры и организации естественных и искусственных систем, роли языка и информации в таких системах, программиро­вания и управления такими системами.

Норберт Винер — американский математик, один из основоположников кибернетики и теории искусственного интеллекта

Wikipedia

Различия между теорией автоматов фон Неймана и ки­бернетикой Винера несущественны и обусловлены скорее личным вкусом и опытом их создателей, чем принципиаль­ными соображениями

Теория автоматов фон Неймана, принимавшего активное участие в разработке и создании современных быстродействующих ЭВМ первого поколения, основное внимание уделяет цифровым вычислительным машинам и дискретной математике (главным образом, ком­бинаторике и логике). Кибернетика Винера, принимав­шего в годы войны участие в разработке прибора управле­ния артиллерийским зенитным огнем, сосредоточивает вни­мание на следящих системах и непрерывной математике (классическом анализе)

Винер всячески подчеркивает важность обратной связи для управления и целенаправ­ленного поведения; фон Нейман, по существу, используя обратную связь и в конструкции машин, и в блок-схемах программ, не считает необходимым специально подчеркивать это.

Винер и фон Нейман находились под взаимным влия­нием и, как показывает, например, рецензия фон Ней­мана на книгу Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине», были великолепно осведом­лены о сильных и слабых сторонах каждого подхода.

Еще в период работы над созданием вычислительной машины EDVAC фон Нейман произвел сравнение некото­рых элементов живых существ и искусственных автоматов. Более отчетливо цели и задачи такого сравнения были сформу­лированы им в начале знаменитой статьи «Общая и логиче­ская теория автоматов».

 Сравнивая особенности функционирования естествен¬ных и искусственных автоматов, фон Нейман обратил вни¬мание на то, что живые существа, в частности челове¬ческий мозг? работают с непостижимой надежностью, несмотря на сравнительно низкую надежность их деталей

Сравнивая особенности функционирования естествен­ных и искусственных автоматов, фон Нейман обратил вни­мание на то, что живые существа, в частности челове­ческий мозг, работают с непостижимой надежностью, не­смотря на сравнительно низкую надежность их деталей. Можно ли смоделировать эту особенность живых организ­мов при помощи искусственных автоматов? Можно ли, и если можно, то как, построить надежный автомат из не­надежных компонент? Можно ли понизить порог ошибки до заданного значения? Эти вопросы были разобраны в статье фон Неймана «Вероятностная логика и синтез надеж­ных организмов из ненадежных компонент», написанной на основе пяти лекций, прочитанных в январе 1952 года в Кали­форнийском технологическом институте.

Весной 1955-го Нейман переехал из Принстона в Вашингтон и взял отпуск без сохранения содержания в Инсти­туте высших исследований, где он состоял профессором в Математической школе с 1933 года. Через три месяца при­вычной деятельной и напряженной жизни у него появились сильные боли в левом плече, и после операции был поставлен диагноз: костная форма рака. Тем не менее он лихорадочно работал.

К январю 1956 года Нейман оказался прикованным к инвалидному креслу, но продолжал принимать посе­тителей, требовал, чтобы его ежедневно привозили в служебный кабинет, и продолжал работать над рукописью.

В начале апреля Неймана положили в госпиталь Уолтера Рида, из которого он так и не вышел до самой смерти, наступившей 8 февраля 1957 года. Незаконченная рукопись его последней книги «Вычислительная машина и мозг» отправилась вместе с ним в госпиталь, где Нейман предпринял еще несколько попыток поработать над ней.

Статья написано на основе материалов книги Ю. А. Данилова «Джон фон Нейман»

Личная жизнь

1 января 1930 года фон Нейман женился на Мариетте Кёвеси, изучавшей экономику в Будапештском университете. Вскоре после этого они переехали в США, где родилась их единственная дочь, Марина фон Нейман Уитман. Пара развелась в 1937 году.

Позже Марина выросла и стала заметным экономистом. В настоящее время она является профессором делового администрирования и государственной политики в Школе бизнеса Росса Мичиганского университета, а также в Школе государственной политики Джеральда Р. Форда.

В октябре 1938 года фон Нейман женился на Кларе Дан, ученом и новаторском программисте. Детей у пары не было. Они оставались женатыми до его смерти в 1957 году.

В 1955 году фон Нейману диагностировали рак, и его здоровье очень быстро ухудшилось. Несмотря на это, он продолжал работать и в 1956 году в эссе, написанном для книги Джеймса Ньюмана «Мир математики», защитил прикладную математику.

В последние дни его жизни, опасаясь, что он может раскрыть военные секреты под действием лекарств, была обеспечена военная безопасность.

Джон фон Нейман умер 8 февраля 1957 года в Армейском медицинском центре Уолтера Рида в Вашингтоне.

Помимо многочисленных математических формул, названных в честь фон Неймана, его наследие продолжает ряд наград и лекций, учрежденных в его честь.

Лунный ударный кратер, который находится на обратной стороне Луны, в северном полушарии, также был назван фон Нейманом в его честь.

В 2005 году он был изображен на самоклеющейся почтовой марке США стоимостью 37 центов, выпущенной Почтовой службой США.

В отличие от большинства математиков, фон Нейман лучше работал в хаотических условиях в жилых комнатах и ​​подобных местах, чем в своем кабинете, который был довольно уединенным. Он любил много общаться и регулярно развлекался дома.

Заключение

Фон Нейман привнес неоценимые новшества в создание машин электронного класса. Благодаря придуманной им схеме, улучшенный калькулятор (каковым являлся ЭНИАК) превратился со временем в инструмент обработки любой информации. При этом их «железный» состав изменился слабо. Электронные лампы, например, заменили на полупроводники.

УУ и АЛУ скомпоновали в моноблочный центральный процессор. Значительные качественные изменения претерпело ОЗУ. Возрос объем. Гораздо удобней стали аппараты ввода и вывода. Но принципиальных подвижек пока нет.

С другой стороны, заслуги представляются несколько преувеличенными. Основы «принципов» рождались в результате дискуссий с коллегами. Но в опубликованных итогах оказалась одна фамилия. Но безусловна роль фон Неймана как систематизатора. А на титул первооткрывателя он и не претендовал.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Радио и техника
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector